Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

«Украинцы кидали мины в своего раненого»: как добровольцы в ЛНР держат оборону и штурмуют ВСУ

20 декабря 2023
887
«Украинцы кидали мины в своего раненого»: как добровольцы в ЛНР держат оборону и штурмуют ВСУ
Добровольческий отряд «БАРС-16» («Кубань») удерживает позиции в Луганской Народной Республике, в районе Спорного. Сейчас бойцы перешли к тактике активной обороны – они не только отбивают атаки противника, но и сами контратакуют. В расположении отряда побывала корреспондент RT.

«Наша задача – удержание района, – говорит командир батальона с позывным Зенит. – Далее – разведывательные действия с помощью БПЛА, нанесение противнику максимального урона. Самое сложное – выжить».

«В каком смысле?» – спрашиваю я.

«Основные трудности – беспилотники и артиллерия. Поэтому, повторяю, боец, который тут находится, должен научиться прежде всего выживать. Ясно, что в этот термин входят такие понятия, как «стрелять», «вести бой», но в первую очередь он должен научиться именно выживать. Потому что постоянно миномёты стреляют, артиллерия, летает коптер, который скидывает снаряды, высыпаются мины. При движении любому бойцу здесь нужно одновременно смотреть вверх, вниз, влево, вправо. Дроны – настоящий бич этой войны».

Мы, впрочем, коптеры тоже используем весьма лихо.

«За последний месяц поражены два блиндажа противника, уничтожен расчёт АГС противника, уничтожен автомобиль КрАЗ с боеприпасами противника. Происходит это так. Сначала вылетает обыкновенный коптер, «Мавик», и проводит разведку местности. Второй, боевой FPV-дрон, всегда наготове. Если «Мавик» обнаруживает цель – даётся указание, подлетает вторая птичка. Задержка максимум три, ну пять минут. И всё! Наносится огневое поражение», – рассказывает Зенит.

Совсем недавно бойцы БАРСа взяли в плен украинского офицера.

«Под видом сдачи в плен они пришли к нашим позициям. Подошли на расстояние метров пятидесяти: дескать, сдаются в плен. Я дал команду старшему, который там находился, чтобы близко не подпускать – класть на землю и велеть по одному ползти к нашим окопам. Это в их планы не входило. Они начали резко атаковать, кидать гранаты. Наши отбили удачно: положили кучу народа. Один перед их наступлением подорвался на мине, ему оторвало часть ступни, он в течение трёх часов лежал там, кричал. У меня два бойца после огневого наката просто потом пошли, вытащили его к нашим позициям. Один из них – мой заместитель по вооружению. И другой – позывной его Водолаз. Потом группа моих бойцов, шесть человек, ещё на носилках в течение шести часов по очереди несли его под огнём. Противник видел, что человек их попал в плен, и пытались уничтожить, кидали в его сторону мины с БПЛА. Украинцы кидали мины в своего раненого! Привезли мы его на базу, передали сотрудникам ФСБ. Мы же не знали, кто он. Потом оказалось, что это командир взвода, который должен был прорвать нашу оборону. Но не прорвал! Их высадилось 36 человек, мы (по показаниям коптера) насчитали 20 убитых», – говорит Зенит.

«Украинцы кидали мины в своего раненого»: как добровольцы в ЛНР держат оборону и штурмуют ВСУ
  • Командир батальона БАРС-16, позывной Зенит
  • RT

В другой раз Зенит сам пошёл в атаку на блиндаж противника. Он был ранен, но боевую задачу «барсы» выполнили.

Зенитчик Стрелец рассказал, что его задача – держать небо чистым от беспилотников, а ещё отрабатывать по наземным целям из зенитки.

«Вот у нас машина сейчас есть, ЗУ-23. Такой мощный пулемёт! И мы работаем по живой силе, по технике – разносит всё в клочья. Очень хорошая, страшная машина. Вот именно поэтому ЗУ-23 – первая цель для них. Поэтому нужно всё это скрытно сделать: отработали – и убежали», – объясняет Стрелец.

У начмеда Натальи позывной Надир – в астрономии это точка, диаметрально противоположная зениту. Такой позывной Наталья взяла в честь комбата, к которому относится с большим уважением. Сама она из семьи военных, приехала в зону СВО из тайги, работала в госпитале перевязочной медсестрой, потом в нейрохирургии, теперь – на передовой с «барсами».

«Первое воспоминание – самое интересное. Когда я только сюда приехала, пришла в комнату, а у меня дырки в стене от прилётов! Тёмная комната, и дырки светятся», – смеётся Надир.

По её словам, раненые бойцы очень разные: некоторые даже с тяжёлыми пулевыми ранениями рвутся на позиции.

«Пулевое ранение, насквозь. Завязали, укололи противошоковым, а он говорит: «Я пошёл воевать назад». Не надо соплей мне ваших, мол», – вспоминает медик. Бойца, конечно, не отпустили, он поехал в госпиталь вместе с Надир. Но, как отмечает она, это сразу говорит о характере человека.

«Украинцы кидали мины в своего раненого»: как добровольцы в ЛНР держат оборону и штурмуют ВСУ
  • Начальник медицинской службы отряда Надир
  • RT

Приходилось вытаскивать людей и с того света.

«Вот крайний раз – пулевое в голову, сквозное. Он почти уже прямо-таки умирал! Но ничего: сейчас в Москве, при памяти, всех узнаёт. Очень хорошее медицинское обслуживание, очень хорошее. Я думала, что будут проблемы с медикаментами, но у нас столько препаратов хороших! Все молодцы. Я и капельницы делала – есть такие редкие препараты, что парни от контузий быстро отходят», – говорит Надир.

Интереснейший человек работает в БАРСе замом по тылу – Максим Шарин с позывным Аскет. Офицер запаса, оканчивал в своё время военное училище по специальности «начальник службы горючего». Потом много путешествовал по разным городам.

Занимался бизнесом, немного политикой. В 2010 году переехал в Красноярск. Боролся с торговлей наркотиками. Аскет – создатель общественного движения «Антидилер». После начала СВО не смог остаться в стороне и записался добровольцем.

В тыловой службе есть и боевое подразделение, сам Аскет тоже участвовал в наступательных операциях.

«У меня был очень интересный первый в жизни заход на позиции противника. Нас готовили к этому в армии, но у меня было другое представление, – рассказывает Аскет. – Противника не видишь, но понимаешь, что в любую секунду всё может измениться. Когда заходим на позицию, это всегда происходит внезапно. В итоге я немного заблудился, парни меня потеряли. Шёл минут 10–15 и понял, насколько важно ориентироваться, внимательно слушать. А когда пошёл обстрел более тяжёлыми минами, то... Я верующий человек (считаю себя таковым), и тогда я в полной мере осознал, что это такое – надежда на помощь свыше: что-то должно тебя спасти. И вера переходит на другой уровень. Эта связь совсем другая. Мне всегда говорили, что неверующих людей на фронте нет. Это правда».

«Украинцы кидали мины в своего раненого»: как добровольцы в ЛНР держат оборону и штурмуют ВСУ
  • Заместитель командира батальона по тылу Аскет
  • RT

Боевую обстановку в отряде называют стабильно-напряжённой. Обоюдный обмен минами – «артиллерийский бадминтон». И над всем этим – рой БПЛА, наших и вражеских: огромные, тяжело гудящие украинские «Бабы-Яги» и издающие тонкий звук, похожий на работу бензопилы, дроны-камикадзе.

«Барсы» держат позиции и наступают. Медленно – но наступают.

Поделиться: